ДИАГНОСТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ПО ПОЧЕРКУ (КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ, ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ)

ДИАГНОСТИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ПО ПОЧЕРКУ (КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ, ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ)

С.И. Петрова

Рассмотрены криминалистические, физиологические и психологические аспекты развития и современного состояния диагностики психологических свойств исполнителя рукописи по почерку. Отмечены исторические предпосылки возникновения данной области знаний. Проанализированы современные достижения судебного почерковедения в области диагностики психологических свойств личности по почерку. Рассмотрены положения теории построения движений, имеющие отношение к предмету статьи, а также положения общей теории личности и индивидуальности, общепсихологический теории деятельности, проективной психологии и психодиагностики, связанные с диагностикой психологических свойств исполнителя рукописи.
Ключевые слова: диагностика, психологические свойства, почерк, рукопись, судебно-почерковедческая экспертиза, криминалистика, физиология, психология.

Знания в области диагностики психологических свойств исполнителя рукописи по почерку первоначально получили свое развитие в трудах графологов, а также представителей естественных наук, являющихся сторонниками данного учения. Прямо или косвенно связаны с изучением закономерностей отображения психологических свойств личности в почерке изыскания, проводимые в области судебного почерковедения, физиологии, психологии, а также медицине. Вышеназванные обстоятельства определяют интегративный характер рассматриваемой сферы познания. В связи с этим формирование и развитие теоретических основ диагностики психологических свойств личности по почерку требует рассмотрения и учета:

возникновения и развития знаний о почерковедческой диагностике психологических свойств исполнителя рукописи в историческом аспекте;
достижений в области теории судебного почерковедения;
-положений теории построения движений, разработанных в физиологии;
положений общей теории личности и индивидуальности, общепсихологический теории деятельности, проективной психологии и психодиагностики, разработанных в психологии;
прочих междисциплинарных достижений.

В данной статье постараемся осветить те сегменты указанных направлений научного знания, которые так или иначе имеют значение для построения теоретических основ диагностики психологических свойств личности по почерку.

Исторически предопределила современные исследования в области почерковедческой диагностики такая сфера познания как графология. Именно в рамках графологических и медицинских исследований формировались представления о связях почерка и свойств личности, а также о качествах почерка, лежащих в основе возможностей использования почерка как объекта судебно-экспертных диагностических исследований. Несмотря на зачастую спекулятивный и псевдонаучный характер работ графологов, следует признать, — именно они впервые обратили внимание на то, что между психологическими свойствами личности с одной стороны и почерком – с другой существуют определенные зависимости.

С познавательной точки зрения, важным моментом (независимо от школ и концепций) всех изысканий в рассматриваемой сфере является попытка теоретического обоснования связи почерка с психологическими свойствами личности. Примерно в том же духе высказывается относительно данного предмета и В.Ф. Орлова: «Несомненно положительное в графологии – это стремление опереться на типологические структуры человека, разработанные в физиологии, психологии, а также создать свою типизацию личности и искать в почерке ее проекцию [1, с. 24]» и далее: «…как графологи, так и естественники много сделали в раскрытии механизма, описания анатомии и биомеханики письма, формировании и функционировании письменного навыка…[1, с. 27] Конечно, нельзя говорить о признании графологии в том виде, в котором она существовала. Только судебное почерковедение может занимать на данный момент прочную нишу в науке криминалистики. Графологии до такого уровня в области наук о человеке еще далеко [2, с. 45].»

О потребности графологии в научном обосновании писал и отец русской криминалистики Е.Ф.Буринский. Данный ученый справедливо полагал, что современная ему «наука о почерках» находится еще в зачатке и «…не получила до настоящего времени официального признания. Представитель этой отрасли знания лишен возможности ссылаться на положения, выработанные и установленные наукой, или опираться на мнения авторитетных ученых, как делают это, например, судебные медики [3, с.190]».

Не исключая некоторой пользы графологических исследований, Е.Ф. Буринский обобщил идеи своих предшественников в области судебно-почерковедческой диагностики. Кроме того, он изучил большое количество литературы по графологии, антропологии, истории письма и искусств, психиатрии, медицине, извлекая из них все, что имеет отношение к процессу письма и почерку, полученные сведения он систематизировал и на их основе создал концепцию относительно этой отрасли научных знаний.

Идеи Е.Ф. Буринского были восприняты и развиты советскими криминалистами. Важным в его исследованиях было то, что он рассматривал почерк не только как объект идентификационного, но и как объект диагностического исследования. Его слова: «В почерке – весь человек, со всеми его физическими и духовными свойствами» [3, с.189].

Позднее, уже в 50-е годы прошлого века А.Р. Лурия писал: «Сама мысль о том, что почерк находится в известном соответствии с индивидуальными особенностями пишущего и его наличным психофизиологическим состоянием, несомненно, является совершенно правильной…».

Высказывания вышеназванных ученых были частично подтверждены дальнейшими исследованиями в области почерковедческой диагностики, осуществленными в рамках советской криминалистики. Данные изыскания проводились в трех направлениях, которые так или иначе соприкасались с вопросами криминалистической диагностики психологических свойств личности по почерку:

Первое направление: — изучение вопросов типологии почерка и исследование ее связи с типологическими свойствами личности – тесно связано с имеющимися на тот момент достижениями в области физиологии и психологии. В рамках этого направления существенными для решения рассматриваемого вопроса представляются исследования, проведенные психологом и криминалистом Г.И. Борягиным. Данный ученый придавал большое значение изучению типов высшей нервной деятельности человека с целью решения задач почерковедческой диагностики. Г. И. Борягин высказывал мнение, что «для теории графической экспертизы учение И. П. Павлова об общих типах высшей нервной деятельности имеет огромное значение, поскольку оно помогает объяснить индивидуальный характер человека» [4, с. 33]. Тип высшей нервной деятельности, как и внешние условия формирования письменно-двигательного комплекса навыков, он считал главным фактором, определяющим индивидуальность почерка.

Свойства нервной системы как одну из детерминант формирования почерка рассматривал и советский ученый Е.В. Гурьянов. Силу нервных процессов он связывал с устойчивостью формирующегося почерка перед воздействием ускорения и других усложнений письменного процесса. Кроме того, он прослеживал связь между скоростью усвоения письменно-двигательных навыков и подвижностью нервных процессов, что, по его мнению, обуславливало темп письма [5].

Последующее изучение влияния на почерк типологических свойств личности (в особенности темперамента) через деятельность двигательного анализатора способствовало созданию классификации почерков на простые, упрощенные и усложненные. Для рассматриваемого диагностического направления эта работа была интересна тем, что она «связала одну из интегральных характеристик почерка с конкретными личностными данными пишущего, влияющими на него в процессе формирования» [1, с. 32].

Помимо перечисленного, криминалисты советского периода изучали зависимости между силой, подвижностью, уравновешенностью протекания нервных процессов – возбуждения и торможения – с одной стороны, и двигательными возможностями и способностями пишущего в процессе формирования и функционирования ПД ФДК навыков, отображающимися в общесистемных признаках – с другой. Для решения указанных вопросов криминалистами, совместно с физиологами и математиками был проведен ряд экспериментов [6], в результате которых выяснилось, что уравновешенность (как баланс процессов возбуждения и торможения) пишущего способствует формированию прописных, четких, необходимо быстрых почерков, а в ряде случаев, почерков усложненных.

Второе направление — исследование проблемы установления по почерку определенных характерологических свойств личности. В рамках данного направления большим коллективом под руководством Ю.Н. Погибко была начата работа над созданием комплекса методов криминалистической диагностики пола, возраста, а также психофизиологических характеристик
исполнителя рукописи, которая получила свое завершение уже в постсоветский период.

Данное исследование проводилось на экспериментальной и статистической основе. Его результаты нашли свое отражение в ряде работ [7; 8; 9], где авторы высказали соображения, объясняющие связь ряда признаков почерка со свойствами личности.

Беря в основу психологическое тестирование с одной стороны и исследование статистических показателей зависимостей признаков почерка от свойств личности – с другой, авторы смогли разработать поэтапную методику криминалистической диагностики психологических свойств личности по почерку. Прохождение упомянутых этапов подразумевало:

во-первых – установление пола;
во-вторых – установление возраста;
в-третьих – установление некоторых биполярных психологических характеристик.

Теоретическое значение этой работы заключалась в том, что она отражала зависимости проявления признаков почерка от структурной организации свойств личности в целом. Возрастные зависимости трактовались с учетом пола, психологические – с учетом пола и возраста.

Помимо исследований, проведенных коллективом под руководством Ю.Н. Погибко, в рассматриваемом направлении трудились и другие ученые. Так, Е.Р. Россинской и другими авторами проводились изыскания, направленные на изучение зависимостей между почерком и свойствами личности в целях решения задач профессиональной пригодности исполнителя рукописи [10; 11]. Однако работы означенных авторов, к сожалению, не содержат количественных данных, подтверждающих наличие выявленных ими зависимостей, а так же описания информативных диагностических признаков почерка. В.Ф. Орлова так отзывается об упомянутых исследованиях: «авторы не видят различия между криминалистическими и графологическими исследованиями почерка. Отсутствие данных о статистических зависимостях в количественном выражении, о надежности результатов исследований, декларативность суждений и смешение с графологией не позволяют поставить в один ряд эти исследования с разработкой авторской группы под руководством Ю.Н. Погибко». Замечание о смешении графологических и почерковедческих признаков почерка также можно отнести и к исследованиям, проведенным С.Ю. Алексовским и Я.В. Комиссаровой [12].

Свое видение решения вопросов по рассматриваемой проблематике на уровне диссертаций предложили также Е.С. Симакова и О.А. Попова [13, 14], однако уровень разработки заявленных в данных работах гипотез не позволяет говорить об их подтверждении, в связи с чем интерес к ним сохраняется пока только как к предположениям.

Третье направление — изучение избирательной и временной изменчивости почерка. В его рамках проводятся специальные теоретические и экспериментальные исследования, посвященные проблемам судебно-почерковедческой диагностики. Полученные результаты позволяют говорить о существовании фундаментального свойства почерка – его избирательной
изменчивости как способности избирательно реагировать на внешние и внутренние воздействия (сбивающие факторы). Без учета данного свойства невозможно какое бы то ни было диагностическое исследование в области почерковедческой диагностики, в том числе криминалистическое исследование психологических свойств исполнителя рукописи.

Помимо криминалистических исследований, проведенных в рамках диагностики психологических свойств личности, изыскания, посвященных установлению связи между графическими элементами письма и свойствами личности, проводились также в психологии. Научное обоснование данных исследований следует искать в следующих ее отраслях (разделах):

— общей теории личности и индивидуальности [15; 16; 17; 18; 19; 20];
— общепсихологический теории деятельности [19, 21, 22, 23];
— проективной психологии и психодиагностики [24; 25; 26, с. 632-637; 27].

Исследования, проводимые в рамках двух последних из указанных отраслей, опираются на существующие в психологии концепции личности (первую отрасль). Наибольший же интерес представляет вопрос, по каким причинам (с точки зрения психологии) психологические свойства личности могут трансформироваться в деятельности человека, в том числе, в приобретенных им навыках, в рассматриваемом же контексте, в навыках письма.

Отвечая на поставленный вопрос, психологи традиционно делают ссылку на общепсихологическую теорию деятельности. Она была создана в советской психологии и обязана работам Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии, А.В. Запорожца, П.Я. Гальперина других исследователей. Данная теория рассматривает человека как активное существо, а не реактивное (в отличие от подходов, разработанных в рамках рефлексологии и бихевиоризма, где человек рассматривался как реагирующее существо, целиком зависимое от внешних посылов). Через призму этой теории всякую деятельность следует рассматривать как активную, то есть идущую изнутри личности.

В рамках упомянутой теории существует две трактовки деятельностного подхода: С.Л. Рубинштейна, сформулировавшего принцип единства сознания и деятельности, и А.Н. Леонтьева, разработавшего проблему общности строения внешней и внутренней деятельности. Причем А.Н. Леонтьев развивает положение С.Л. Рубинштейна, считая, что сознание не просто «проявляется и формируется» в деятельности как отдельная реальность – оно «встроено» в деятельность и неразрывно с ней.

Вышесказанное относится не только к деятельности в целом и действиям в частности, но и к «операциям» (так в теории деятельности принято называть навыки и их комплексы). Следовательно, исходя из общепсихологической теории деятельности, формирование функционально-динамического комплекса навыков письма также опосредовано сознанием, в том числе его ценностно-мотивационным (смысловым) компонентом, который (помимо прочего) определяют психологические свойства личности.

Говоря об общепсихологической теории деятельности, стоит все же отметить слабую сторону данной концепции: в ней учитывается лишь сознательная сторона, в то время как деятельность в целом предполагает наличие инстинктивных форм поведения и участие бессознательных компонентов. Последние довольно широко освещены в теории психоанализа, а он, в свою очередь, повлиял на возникновение проективной психологии. Представляется необходимым более подробно остановиться на упомянутой отрасли, поскольку попытки психологов рассматривать почерк в качестве проекции психологических свойств исполнителя рукописи отчасти находят в ней свое теоретическое обоснование.

Проекция в психологии – это любое проявление психической реальности индивида в его деятельности, а проективная психология, соответственно, – направление по работе с человеком в контексте взаимодействия с создаваемыми им образами, имеющими наибольшее количество косвенных опосредованных связей с его личностью.

Понятие проекции для обозначения метода исследования ввел Л. Франк, объединив уже такие известные к тому времени методические приемы, как ассоциативный тест Юнга, тест Роршаха, ТАТ (тематический апперцептивный тест) и других. Указанные проективные методики направлены на установление особенностей личности, которые наименее доступны непосредственному наблюдению или опросу [27, с. 4].

Ранее мы отметили, что проективная психология изначально формировалась под влиянием психоанализа. Напомним, что в психоаналитических теориях сущность личности рассматривается как продукт преобразований инстинктивных влечений под воздействием социальных и культурных требований среды, одна из задач проективного метода — выявление подобных неосознаваемых тенденций и их всевозможных трансформаций.

Помимо психоанализа, на формирование проективной психологии повлияла холистическая психология, которая рассматривает проективный метод как средство изучения путей и способов организации индивидом своего физического и социального опыта, субъективных представлений о себе и своем социальном окружении.

Однако, не смотря на относительную завершенность указанных выше исходных концепций, проблемы теоретического обоснования проективного экспериментирования все еще существуют. Данная ситуация прослеживается и в истории развития проективной техники. Проективные методики создавались, начиная с 30-ых г. XX в., одни — чисто эмпирическим путем, другие — на основе общепсихологических или частных концепций. Их возникновение изначально было связано сугубо с потребностями клинической психологии, — проективные методики решали задачи диагностики дезадаптированной личности. Однако со временем они начинают использоваться более широко — как средство установления индивидуальных особенностей личности.

На современном этапе проективный метод характеризуется созданием экспериментальной ситуации, допускающей множественность возможных интерпретаций при восприятии ее испытуемыми. Наиболее существенным признаком проективных методик является использование в них неопределенных стимулов, которые испытуемый должен сам дополнять, интерпретировать, развивать и т. д. Так, испытуемым предлагается интерпретировать содержание сюжетных картинок, завершать незаконченные предложения, давать толкование неопределенных очертаний и т. п. При этом предполагается, что характер ответов обследуемого определяется особенностями его личности, которые «проецируются» в его ответах. За каждой
такой интерпретацией вырисовывается уникальная система личностных смыслов и особенностей когнитивного стиля субъекта обусловленных, в числе прочего, психологическими свойствами личности. Метод обеспечивается совокупностью проективных методик (называемых также проективными тестами), среди которых различают: ассоциативные (например, Тест Роршаха, тест Хольцмана, в которых испытуемые создают образы по стимулам — пятнам; тест завершения неоконченных предложений); интерпретационные (например, тематический апперцепционный текст, в котором требуется истолковать социальную ситуацию, изображенную на картине); экспрессивные (миокинетическая методика Мира — и – Лопеса, анализ почерка, психодрама,
тест рисунка человека, тест рисунка несуществующего животного М.З. Дукаревич) [27, с. 5].

Некоторые методики последней группы решают задачи, по своей природе наиболее схожие с задачами установления психологических свойств исполнителя рукописи по его почерку, в связи с чем мы бы хотели рассмотреть их более детально.

Первой из таких методик является миокинетическая методика. Ее концепцию сформулировал Е. Мира — и – Лопес в 1939 г.: психологическое пространство не нейтрально и всякое движение в нем приобретает кроме своего механического эффекта особое значение в соответствии со смыслом его выполнения для субъекта. Отсюда вытекает, что если предложить испытуемому делать движения в разных направлениях пространства, не позволяя ему зрением контролировать их протяженность и направление, то можно наблюдать, как происходит систематическое отклонение этих движений. Последнее указывает на доминирующую у данного испытуемого группу мышц, которая, в свою очередь, может служить индикатором доминирующей группы действий испытуемого в данном пространстве [28]. Методика Мира-и-Лопеца включает 7 тестов, названных по типу геометрических фигур, которые должны выполняться испытуемым: «линеограмма», «параллели», «цепи», «UL1», «кружки», «зигзаги», «лестница».

Произвольность теоретических построений психолога очевидна. Однако в зарубежных исследованиях отмечается перспективность дальнейшей работы над данной методикой. Как бы то ни было, в настоящее время данные о ее валидности и надежности нуждаются в уточнении. В работах советских психологов результаты, полученные с помощью методики Е. Мира — и – Лопеса
были сопоставлены с объективными показателями интеллекта, нейродинамики и личности (Н. А. Розе-Грищенко и Л. А. Головей, 1976 и др.). Это позволило сделать вывод о том, что психомоторные показатели связаны не только с непосредственными характеристиками энергетических функций организма, но и входят в основную структуру личности.

Вторая из интересующих нас методик так и называется «анализ почерка». Ее концепция основана на положениях, разработанных в области экспериментальной графологии и вбирает в себя ее достижения. Таким образом, рассматривать ее как собственно «психодиагностическую» вряд ли представляется возможным, хотя некоторые психологи придерживаются другого мнения и относят данную методику к группе проективных психодиагностических методик. Существует несколько работ, в которых указанный подход нашел свое выражение [27; 29].

Как бы то ни было, данные «анализа почерка» как психодиагностической методики (по крайней мере, учитывая современный уровень ее разработки) представляется возможным использовать в криминалистической диагностике психологических свойств личности по почерку с той же долей доверия, с какой могут быть использованы результаты изысканий в области графологии.

В целом же анализ исследований в области диагностики психологических свойств исполнителя рукописи по почерку делает очевидным тот факт, что рассматриваемое направление почерковедческой диагностики нуждается в теоретическом и экспериментальном научном обосновании, а так же практическом освоении. Познание закономерностей, существенных для установления по почерку психологических свойств личности, представляет собой чрезвычайно сложную самостоятельную задачу.

Полагаем, именно этими проблемами обусловлено отсутствие фундаментальных исследований в данной области почерковедческой диагностики. Помимо прочего, указанную задачу усложняет синтетический характер рассматриваемой сферы познания, в связи с чем в данной статье мы
попытались рассмотреть не только исторические особенности формирования данной отрасли знаний в криминалистическом аспекте, но и проанализировать прочие междисциплинарные достижения в области диагностики психологических свойств личности по почерку. Данный анализ позволил сделать вывод, что роль исследований, проводимых в рамках физиологии, психологии и других отраслей научного знания в рассматриваемой области весьма значительна.

Список литературы

1. Орлова В.Ф. Судебно-почерковедческая диагностика. М., 2006.
2. Володина Н., Орлова В. Графология и судебное почерковедение // Российская юстиция, 2000. №12.
3. Буринский Е.Ф. Судебная экспертиза документов. С-Пб.,1903.
4. Борягин Г.И. О научных основах советской графической экспертизы // Сб. работ по криминалистике (Графические исследования): НИИ МВД СССР, М., 1957. №3.
5. Гурьянов Е.В. Индивидуальные различия в графических навыках письма // Известия АПН РСФСР. М., 1952. Вып. 42.
6. Орлова В.Ф., Славуцкая И.А. Исследование возможностей письменно-двигательного навыка с помощью электромиографической методмки // Тр. ЦНИИСЭ.М., 1970. Вып.2.
7. Герасимов А.Н. Погибко Ю.Н. и др. О зависимости психологических параметров личности исполнителя рукописного текста от половой принадлежности // Актуальные проблемы судебной экспертизы и криминалистики: Тез. Научн.-практич. Конф. Киев, 1993.
8. Герасимов А.Н. Погибко Ю.Н. Установление пола исполнителя текста, выполненного почерком высокой и выше средней степени выработанности. Метод письмо. М., 1993.
9. Сидельникова Л.В., Герасимов А.Н. Установление пола, возраста и психологических характеристик исполнителя текста, выполненного почерком высокой и выше средней степени выработанности. Метод письмо. М., 1993.
10. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009. 231
11. Россинская Е.Р., Черенков А.М., Бородин А.Л. Графология: вчера, сегодня, завтра // Записки криминалистов. 1994. Вып. 3.
12. Алексовский С.Ю. Комиссарова Я.В. Основы графологии. М., 2006.
13. Симакова Е.С. Отражение в почерке психологических свойств и состояний личности (криминалистический, уголовно-процессуальный и психологический аспекты): дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 2003.
14. Попова О.А. Диагностическое исследование почерка как основа выявления типа мыслительных задач исполнителя рукописи. дисс. … канд. юрид. наук. Томск, 2011.
15. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968.
16.Теплов Б.М. Избранные труды: В 2 т. М.: Педагогика, 1986.
17. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М., 1986.
18. Мерлин В.С. Психология индивидуальности. Избранные психологические труды. Москва-Воронеж, 1996.
19. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Издание второе. М., 1946.
20. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М., 1979.
21. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М., 1999.
22. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.
23. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М., 1984.
24. Беллак Л., Абт Л.Э., Оллпорт Г.У. и др. Проективная психология. М.,2000.
25. Бурлачук Л.Ф. Введение в проективную психологию / Л.Ф Бурлачук. Киев, 1997.
26. Савенко Ю.С. Проективные методы в изучении бессознательного / Ю.С. Савенко // Бессознательное. Природа; Функции. Методы исследования: Тбилиси, 1978. Т.З. С.632-637.
27. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980.
28. Мира-и-Лопес Е. Графическая методика исследования личности. СПб., 2002.
29. Осекова О.В. Графологические средства отражения индивидуально-психологических особенностей личности. дисс. … канд. юрид. наук. Новосибирск, 2003.

Петрова Светлана Игоревна, адъюнкт, Lana.sip@mail.ru, Россия, Москва, Академия управления МВД России.

DIAGNOSTICS OF PSYCHOLOGICAL PROPERTIES BY HANDWRITING (CRIMINALISTIC,
PHYSIOLOGICAL AND PSYCHOLOGICAL ASPECTS)
S. I. Petrova

Criminalistic, physiological and psychological aspects of development and a current state of diagnostics of psychological properties of the performer of the manuscript on handwriting are considered. Historical prerequisites of emergence of this field of knowledge are noted. Modern achievements of forensic handwriting examination in the field of diagnostics manuscript performer’s psychological properties are analyzed. The provisions of the theory of creation of movements concerning a subject of article, and also provisions of the general theory of the personality and identity, psychological theory of activity, projective psychology and psychodiagnostics, connected with diagnostics of psychological properties of the performer of the manuscript are considered.

Keywords: diagnostics, psychological properties, handwriting, manuscript, forensic handwriting examination, criminalistics, physiology, psychology.

Petrovа Svetlana Igorevna, advanced, Lana.sip@mail.ru, Russia, Moscow, Аcademy of management of the Ministry of Internal Affairs.

Записаться на Консультацию

  Записаться на Обучение

Ирина Бухарева